ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОСТУПЛЕНИЮ ВИТАМИНА D И ЛЕЧЕНИЮ ЕГО ДЕФИЦИТА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ – РЕКОМЕНДУЕМОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ ВИТАМИНА D СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ В ЦЕЛОМ И В ГРУППАХ РИСКА ПО ДЕФИЦИТУ ВИТАМИНА D

  • П. Плудовски Отделение биохимии, радиоиммунологии и экспериментальной медицины, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • Э. Карчмаревич Отделение биохимии, радиоиммунологии и экспериментальной медицины, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • М. Байер Кафедра детских болезней, Карлов университет в Праге, Медицинский факультет в г. Градец Кралове, Университетская больница в г. Градец Кралове
  • Г. Картер Имперский колледж здравоохранения, больница «Чаринг-Крос», Лондон
  • Д Хлебна-Сокол Кафедра пропедевтики детских болезней, Лодзинский медицинский университет
  • Ю. Чех-Ковальска Кафедра неонатологии и неонатальной реаниматологии, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • Р Дебски Кафедра акушерства и гинекологии № 2, Медицинский центр последипломного образования, Варшава
  • Т. Дечи Кафедра детских болезней, Университет г. Пекс
  • А. Добжанска Кафедра неонатологии и неонатальной реаниматологии, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • Э. Франек Кафедра внутренних болезней, эндокринологии и диабетологии, Центральная клиническая больница MSWiA, Медицинский научно-исследовательский центр, Польская академия наук, Варшава
  • П. Глушко Кафедра ревматологии, Институт ревматологии, ВаршаваКраковская академия им. Анджея Фрыча Моджевского, Краков
  • Уильям Б. Грант Научно-исследовательский центр здоровья, питания и воздействия солнечного света, Сан-Франциско, Калифорния
  • М. Ф. Холик Медицинский факультет, отделение эндокринологии и питания, научно-исследовательская лаборатория по заболеваниям кожи и костей, Медицинский центр Бостонского университета
  • Л. Янковская Учреждение образования "Гродненский государственный медицинский университет"
  • Е. Константинович Кафедра пропедевтики и нарушений развития, Белостокский медицинский университет, Белосток
  • Я. Б. Ксяжык Кафедра детских болезней, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • К. Ксежопольска-Орловска Кафедра ревматологической реабилитации, Институт ревматологии, Варшава
  • А. Левински Отделение эндокринологии и метаболизма, Исследовательский институт Материнского мемориального госпиталя Польши, Лодзинский медицинский университет, Лодзь
  • М. Литвин Отделение нефрологии, трансплантации почки и артериальной гипертензии, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • Ш. Лохнер Кафедра детских болезней, Университет г. Пекс
  • Р. С. Лоренц Отделение биохимии, радиоиммунологии и экспериментальной медицины, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • Я. Лукашкевич Кафедра общей и клинической биохимии, Варшавский медицинский университет, Варшава
  • Е. Марциновска-Суховерска Кафедра семейной медицины, терапии и метаболических заболеваний костей. Медицинский центр последипломного образования, Варшава
  • А. Милевич Кафедра эндокринологии, диабетологии и изотопной терапии, Вроцлавский медицинский университет, Вроцлав
  • В. Мисиоровски Кафедра эндокринологии, Медицинский центр последипломного образования, Варшава
  • М. Новицки Кафедра нефрологии, артериальной гипертензии и трансплантации почки, Лодзинский медицинский университет, Лодзь
  • В. Поворознюк Институт геронтологии им. Д.Ф. Чеботарева Национальной Академии Медицинских Наук Украины, Киев
  • П. Розентрит 3-я кафедра кардиологии, Силезский центр сердечных заболеваний, Силезский медицинский университет, Забже
  • Э. Руденька Белорусская медицинская академия последипломного образования, Минск
  • Е. Шоэнфельд Центр по аутоиммунным болезням Заблудовича, Медицинский центр Шиба, клиническая база Оригинальные исследования медицинского факультета Тель-Авивского университета в Тель-а-Шомер
  • П. Соха Отделение гастроэнтерологии, гепатологии и расстройств пищевого поведения, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава
  • Б. Сольница Кафедра диагностики, медицинский факультет Ягеллонского университета, Краков
  • М. Шалецки Отделение эндокринологии и диабетологии, Детский мемориальный институт здоровья, ВаршаваМедицинский факультет Университета им. Яна Кохановского в Кельце
  • М. Талалай Кафедра семейной медицины, терапии и метаболических заболеваний костей. Медицинский центр последипломного образования, Варшава
  • Ш. Варбиро Университет Земмельвайса, Медицинский факультет, 2-я кафедра акушерства и гинекологии, Будапешт
  • М. А. Жмиевски Кафедра гистологии, Гданьский медицинский университет
Ключевые слова: дефицит витамина D, 25-гидрокси-D, общие рекомендации населению, группы риска, препа­раты витамина Д

Аннотация

Введение. Адекватное потребление витамина D и его концентрация в сыворотке крови важны для здоровья костей и кальций-фосфатного метаболизма, а также для оптимального функционирования многих органов и тканей. Тенденции образа жизни, привычек питания и физической активности, видимо, связаны с умеренным или тяжелым дефицитом витамина D, приводящим к проблемам со здоровьем. Большинство эпидемиологических ис­следований показывают, что дефицит витамина D широко распространен среди населения Центральной Европы. Озабоченность по поводу этой проблемы привела к организации конференции, сфокусированной на преодолении дефицита витамина D.

Методы. После анализа эпидемиологических данных и соответствующей литературы многопрофильная группа польских экспертов сформулировала тезисы рекомендаций для скрининга витамина D и назначения его препаратов на общепопуляционном уровне. Эти тезисы впоследствии были отправлены членам научного комитета конферен­ции «Витамин D – минимум, максимум, оптимум»’ для оценки по десятибалльной шкале. Конференция «Витамин D – минимум, максимум, оптимум»’ состоялась 19-20 октября 2012 г. в Варшаве (Польша) при участии 550 меж­дународных участников. Самые последние научные доказательства как скелетных, так и внескелетных эффектов витамина D, а также итоги голосования участников дискуссии были рассмотрены и обсуждены в ходе восьми пленарных заседаний и двух семинаров.

Результаты. На основании многих полемических дискуссий, в том числе в Интернет-сети после конференции, мнений главных неформальных лидеров, были установлены диапазоны концентрации в сыворотке 25-гидрокси-ви­тамина D, соответствующие дефициту [<20 нг/мл (<50 нмоль/л) ], оптимальному уровню [20-30 нг/мл (50-75 нмоль/л)] и целевому уровню витамина D для получения оптимальных положительных эффектов [30-50 нг/мл (75- 125 нмоль/л)]. Были разработаны общие практические рекомендации, касающиеся дополнительного потребления и профилактики дефицита витамина D в Центральной Европе для новорожденных, младенцев, детей и подростков, а также для взрослых (в том числе рекомендации для беременных и кормящих женщин и пожилых людей).

Выводы. Улучшение статуса витамина D у детей, подростков, взрослых и пожилых людей должно быть вклю­чено в приоритеты врачей, здравоохранения и органов, регулирующих общественное здоровье. В настоящей рабо­те предлагаются разработанные рекомендации по назначению препаратов витамина D и популяционная страте­гия по витамину D в Центральной Европе.

Литература

Holick MF Resurrection of vitamin D deficiency and rickets. J Clin Invest 2006; 116: 2062–2072.

Garland CF, French CB, Baggerly LL et al. Vitamin D supplement doses and serum 25-hydroxyvitamin D in the range associated with cancer prevention. Anticancer Res 2011; 31: 617–622.

Garland CF, Gorham ED, Mohr SB et al. Vitamin D for cancer prevention: Global perspective. Ann Epi 2009; 19: 468–483.

Grant WB. Relation between prediagnostic serum 25-hydroxyvitamin D level and incidence of breast, colorectal, and other cancers. J Photochem Photobiol B: Biol, 2010; 101: 130–136.

Anderson JL, May HT, Horne BD et al. for the Intermountain Heart Collaborative (IHC) Study Group: Relation of vitamin D deficiency to cardiovascular risk factors, disease status, and incident events in a general healthcare population. Am J Cardiol 2010; 106: 963–968.

Wang L, Song Y, Manson JE et al. Circulating 25-hydroxy-vitamin D and risk of cardiovascular disease: A meta-analysis of prospective studies. Circ Cardiovasc Qual Outcomes 2012; 1; 5: 819–829.

Pilz S, Tomaschitz A, Marz W et al. Vitamin D, cardiovascular disease and mortality. Clin Endocrinol (Oxf) 2011; 75: 575–584.

Mitri J, Muraru MD, Pittas AG. Vitamin D and type 2 diabetes: a systematic review. Eur J Clin Nutr 2011; 65: 1005– 1015.

Khan H, Kunutsor S, Franco OH et al. Vitamin D, type 2 diabetes and other metabolic outcomes: a systematic review and meta-analysis of prospective studies. Proc Nutr Soc 2012; 30: 1–9.

Pittas AG, Nelson J, Mitri J et al. Diabetes Prevention Program Research Group. Plasma 25-hydroxyvitamin D and progression to diabetes in patients at risk for diabetes: an ancillary analysis in the Diabetes Prevention Program. Diabetes Care 2012; 35: 565–573.

Scragg R, Sowers M, Bell C. Serum 25-hydroxyvitamin D, ethnicity, and blood pressure in the Third National Health and Nutrition Examination Survey. Am J Hypertens 2007; 20: 713–719.

Pittas AG, Chung M, Trikalinos T et al. Systematic review: Vitamin D and cardiometabolic outcomes. Ann Intern Med 2010; 152: 307–314.

Burgaz A, Orsini N, Larsson SC et al. Blood 25-hydroxyvitamin D concentration and hypertension: a meta-analysis. J Hypertens 2011; 29: 636–645.

Littorin B, Blom P, Scholin A et al. Lower levels of plasma 25-hydroxyvitamin D among young adults at diagnosis of autoimmune type 1 diabetes compared with control subjects: results from the nationwide Diabetes Incidence Study in Sweden (DISS). Diabetologia 2006; 49: 2847–2852.

Raghuwanshi A, Joshi SS, Christakos S. Vitamin D and multiple sclerosis. J Cell Biochem 2008; 105: 338–343.

Pappa HM, Gordon CM, Saslowsky TM et al. Vitamin D status in children and young adults with inflammatory bowel disease. Pediatrics 2006; 118: 1950–1961.

Hypponen E, Boucher BJ, Berry DJ, Power C: 25-hydroxyvitamin D, IGF-1, and metabolic syndrome at 45 years of age: a cross-sectional study in the 1958 British Birth Cohort. Diabetes 2008; 57: 298–305.

Boucher BJ. Is vitamin D status relevant to metabolic syndrome? Dermatoendocrinol 2012; 4: 212–224.

Hewison M. Vitamin D and immune function: autocrine, paracrine or endocrine? Scand J Clin Lab Invest (Suppl.) 2012; 243: 92–102.

Llewellyn DJ, Lang IA, Langa KM et al. Vitamin D and risk of cognitive decline in elderly persons. Arch Intern Med 2010; 170: 1135–1141.

Charzewska J, Chlebna-Sokol D, Chybicka A et al. Prophylaxis of vitamin D deficiency-Polish recommendation 2009. Endokrynol Pol 2010; 61: 228–232.

Takacs I, Benko I, Toldy E et al. Hungarian consensus regarding the role of vitamin D in the prevention and treatment of diseases. Orv Hetil 2012; 153 (Suppl.): 5–26.

German Nutrition Society. New reference values for vitamin D. Ann Nutr Metab 2012; 60: 214–246.

IOM (Institute of Medicine): Dietary reference intakes for calcium and vitamin D. Washington (DC): National Academies Press (US); 2011.

Holick MF, Binkley NC, Bischoff-Ferrari HA et al., Endocrine Society: Evaluation, treatment, and prevention of vitamin D deficiency: an Endocrine Society clinical practice guideline. J Clin Endocrinol Metab 2011; 96: 1911–1930.

Dawson-Hughes B, Mithal A, Bonjour JP et al. IOF position statement: vitamin D recommendations for older adults. Osteoporos Int 2010; 21: 1151–1154.

EFSA Panel on Dietetic Products, Nutrition and Allergies (NDA): Scientific opinion on the tolerable upper intake level of vitamin D. EFSA Journal 2012; 10: 2813: 1–45.

Holick MF. Vitamin D and sunlight: strategies for cancer prevention and other health benefits. Clin J Am Soc Nephrol 2008; 3: 1548–1554.

Krzyscin JW, Jaroslawski J, Sobolewski PS. A mathematical model for seasonal variability of vitamin D due to solar radiation. J Photochem Photobiol B 2011; 5; 105: 106– 112.

Mason RS, Reichrath J. Sunlight Vitamin D and Skin Cancer. Anticancer Agents Med Chem 2013; 13: 83–97.

Kavathia D, Buckley JD, Rao D et al. Elevated 1, 25-dihydroxyvitamin D levels are associated with protracted treatment in sarcoidosis. Respir Med 2010; 104: 564–570.

Schlingmann KP, Kaufmann M, Weber S et al. Mutations of CYP24A1 and Idiopathic Infantile Hypercalcemia. New Engl J Med 2011; 365: 410–421.

Singh RJ, Taylor RL, Reddy GS et al. C-3 epimers can account for a significant proportion of total circulating 25-hydroxyvitamin D in infants, complicating accurate measurement and interpretation of vitamin D status. J Clin Endocrinol Metab 2006; 91: 3055–3061.

Lensmeyer G, Poquette M, Wiebe D et al. The C-3 epimer of 25-hy-droxyvitamin D3 is present in adult serum. J Clin Endocrinol Metab 2012; 97: 163–168.

Sanders KM, Stuart AL, Williamson EJ et al. Annual high-dose oral vitamin D and falls and fractures in older women: a randomized controlled trial. JAMA 2010; 12; 303: 1815–1822.

Grant WB. Effect of interval between serum draw and follow-up period on relative risk of cancer incidence with respect to 25-hydroxyvitamin D level; implications for meta-analyses and setting vitamin D guidelines. Dermatoendocrinol 2011; 3: 199–204.

Grant WB. Effect of follow-up time on the relation between prediagnostic serum 25-hydroxyitamin D and all-cause mortality rate. Dermatoendocrinol 2012; 4: 198–202.

Grant WB. Ecological studies of the UVB–vitamin D– cancer hypothesis. Anticancer Res 2012; 32: 223–236

Lin SW, Wheeler DC, Park Y et al. Prospective study of ultraviolet radiation exposure and risk of cancer in the U.S. Int J Cancer 2012; 131: E1015–1023.

Cannell JJ, Vieth R, Umhau JC et al. Epidemic influenza and vitamin D. Epidemiol Infect 2006; 134: 1129–1240.

Grant WB. Role of solar UV irradiance and smoking in cancer as inferred from cancer incidence rates by occupation in Nordic countries. Dermatoendocrinol 2012; 4: 203–211.

Lappe JM, Heaney RP. Why randomized controlled trials of calcium and vitamin D sometimes fail. Dermatoendocrinol 2012; 4: 95–100.

Bischoff-Ferrari HA, Willett WC, Orav EJ et al. A pooled analysis of vitamin D dose requirements for fracture prevention. N Engl J Med 2012; 367: 40–49.

Lappe JM, Travers-Gustafson D, Davies KM et al. Vitamin D and calcium supplementation reduces cancer risk: results of a randomized trial. Am J Clin Nutr 2007; 85: 1586– 1591.

Urashima M, Segawa T, Okazaki M et al. Randomized trial of vitamin D supplementation to prevent seasonal influenza A in schoolchildren. Am J Clin Nutr 2010; 91: 1255–1260.

Grant WB. A review of the evidence regarding the solar ultraviolet-B–vitamin D–cancer hypothesis. Standardy Med 2012; 9: 610–619.

Slinin Y, Paudel M, Taylor BC et al. Study of Osteoporotic Fractures Research Group: Association between serum 25(OH) vitamin D and the risk of cognitive decline in older women. J Gerontol A Biol Sci Med Sci 2012; 67: 1092– 1098.

Zittermann A, Iodice S, Pilz S et al. Vitamin D deficiency and mortality risk in the general population: A meta-analysis of prospective cohort studies. Am J Clin Nutr 2012; 95: 91–100.

Sabetta JR, DePetrillo P, Cipriani RJ et al. Serum 25-hydroxyvitamin D and the incidence of acute viral respiratory tract infections in healthy adults. PLoS One 2010; 5: e11088.




Загрузок PDF: 740
Опубликован
2017-02-22
Как цитировать
1.
Плудовски П, Карчмаревич Э, Байер М, Картер Г, Хлебна-Сокол Д, Чех-Ковальска Ю, Дебски Р, Дечи Т, Добжанска А, Франек Э, Глушко П, Грант УБ, Ф. Холик М, Янковская Л, Константинович Е, Ксяжык ЯБ, Ксежопольска-Орловска К, Левински А, Литвин М, Лохнер Ш, Лоренц РС, Лукашкевич Я, Марциновска-Суховерска Е, Милевич А, Мисиоровски В, Новицки М, Поворознюк В, Розентрит П, Руденька Э, Шоэнфельд Е, Соха П, Сольница Б, Шалецки М, Талалай М, Варбиро Ш, Жмиевски МА. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОСТУПЛЕНИЮ ВИТАМИНА D И ЛЕЧЕНИЮ ЕГО ДЕФИЦИТА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ – РЕКОМЕНДУЕМОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ ВИТАМИНА D СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ В ЦЕЛОМ И В ГРУППАХ РИСКА ПО ДЕФИЦИТУ ВИТАМИНА D. Журнал ГрГМУ (Journal GrSMU) [Интернет]. 22 февраль 2017 г. [цитируется по 22 апрель 2024 г.];(2(46):109-18. доступно на: http://journal-grsmu.by/index.php/ojs/article/view/176